От украшения речи к теории аргументации

Приветствую тебя, мой дорогой читатель, на блоге «Жизнь и философия»!

Каждому общественному изменению соответствуют новое Слово, новая система текстов.

Риторика есть та эстафетная палочка знаний, которую передают друг другу поколения, народы и эпохи. Если проследить этапы ее развития, то можно выделить следующие группы ее определений:

1. Греческая риторика, по мнению Аристотеля, это искусство убеждения, использующее возможное и вероятное в тех случаях, когда логика (реальная достоверность) оказывается недостаточной. Причем, риторика находит средства убеждения для любого предмета, поэтому Аристотель называет ее наукой, обладающей всеобщностью.

Отсюда, риторика как теория и практика красноречия выступает не только на основе логики, но и на основе внелогических (эмоциональных) доказательств, которые принадлежат исключительно художественному творчеству оратора (имеются в виду чувства, которыми он украшает речь).

2. Вторая группа определений, связанная с особенностями римской цивилизации, оказалась чрезвычайно влиятельной и удержалась вплоть до средних веков: «Риторика, как искусство хорошо говорить». Уже в это время в речи как средстве коммуникации преувеличивается ее эстетическая характеристика.

3. Третье определение риторики принадлежит эпохе Возрождения (XIV-XV вв.): «Риторика, как искусство украшения речи».

Возникновение этого типа приводит к распаду в речи: на познание (мысль) и выражение (язык). Эти части начинают раздельное существование, а риторика стала опираться не только на устную, но и на письменную речь.

Объединяя эти три определения, можно сказать, что риторика как художественная речь — это искусство воздействия, призванное внушить другим мысли, чувства и решения и направлять их в нужное для оратора русло.

Почему-то только, Иван Грозный хоть и не был оратором, прекрасно знал, как внушить другим, чтобы они подчинялись его воле.

Все этапы развития риторики вплоть до Новейшего времени принято называть классической риторикой.

С приходом буржуазии, развитие риторики пошло по «другому руслу», что обусловлено широким развитием антифеодального движения народных масс и, как следствие, необходимостью развития агитационной деятельности.

Утверждение капитализма, что сопровождалось национальными революциями, привело к небывалому расцвету публичной речи, как устной, так и печатной. Этому способствовали такие факторы, как крушение сословий; новый характер производства, повлекший за собой рост и усложнение городской жизни; хозяйственно-политическое объединение народных масс; падение, наконец, авторитетной религиозной идеологии.

Наивысшее воплощение буржуазная ораторская речь получила в речах таких революционных деятелей, как Ж. Ж. Дантон, О. Мирабо, Марат и др.

Но по мере того, как буржуазии из революционного класса превращалась в класс контрреволюционный, по мере усиления их борьбы с пролетариатом, стало падать и качество их ораторского мастерства. Риторика постепенно превратилась в реакционную, которая не восполняла, а подменяла познание действительности иллюзорным выражением. Это самым наглядным образом демонстрирует высказывание Лассвелла, который сказал: «Публику нельзя убедить логикой, но можно убедить сказками».

И чем труднее буржуазии стало удерживать массы в подчинении, тем сильнее она нуждалась в риторике, для чего ею применялись принципы софистической риторики (как мы помним, софизмы – это хитрые уловки).

Понятно, что буржуазия не могла обойтись без идеологической «обработки общественного мнения», а ее классовые интересы противоположны реальным интересам всего остального общества; поэтому у буржуазии нет действительно общего по содержанию языка с массами.*

* В.Гофман. Сила слова. Л.1932

Однако из-за чрезмерного увлечения украшательством и правилами к началу 19 века классическая риторика фактически выродилась (но не исчезла совсем). Об этом свидетельствует развитие ораторского искусства во Франции, России, Англии и появление выдающихся ораторов революций и судебного красноречия (те же самые Кони А.Ф., Пороховщиков С.С.).

Вместе с тем новых риторических теорий не появилось, а от структуры речи предложенной Аристотелем—изобретение аргументов, их разделение и украшение речи—осталось только украшение. Вот почему к пятидесятым годам ХХ века появилась неориторикариторика убеждающей коммуникации, основателем которой является бельгийский юрист и логик Христиан Перельман.

Свою риторику Х. Перельман назвал теорией аргументации (по примеру аристотелевской), чтобы выявить особую логику, которая характерна для юридических рассуждений, имеющих ценностную основу. Перельман исходит из того, что существует два вида аргументов:

логические (строгие), использующие приемы математического рассуждения, и

ценностные, используемые в гуманитарных дисциплинах (в частности, выводы по аналогии, а также метафора, которая пробуждают воображение слушателей).

Поэтому выводы, основанные на ценностных аргументах, не обладают столь же принудительной силой, что и логические, но достаточные для того, чтобы убедить слушателя и даже воспитать его. А это, по мнению Перельмана, очень ценно в юриспруденции и политике (особенно для связей с общественностью).

Так что же у нас сейчас доминирует — риторика или неориторика?

Продолжение следует…

2 комментария

  1. Оля said:

    Да… Наш политический уклад держится только на риторике. Бывает послушаешь политический деятелей и удивишься, почему эти красивые речи не воплощаются в реальность.
    Мне бы хотелось, что бы риторика перешла на новый виток и стала наукой о том, как красиво говорить об уже сделанных делах. Все таки наши политики не думают о том, что народу когда то надоест кормиться их сладкими речами.

    26.08.2011
    Reply
    • @Оля, Оля, как хорошо ты сказала — «чтобы риторика стала наукой о том, как красиво говорить об уже сделанных делах».
      Хвастаться вроде как у нас не принято, считается некрасиво, но это лучше, чем слушать лживые фразы и лозунги различных кандидатов!

      26.08.2011
      Reply

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *