Риторические и логические аргументы

 Приветствую тебя, мой дорогой читатель, на блоге «Жизнь и философия»!

тоже аргументПродолжая повествование о неориторике, которую сам автор этого учения назвал теорией аргументации, необходимо подробнее рассмотреть различие  между риторической и логической аргументацией. Этого вопроса я уже касалась немного в статье «Отличия риторических аргументов от логических«, тем не менее.

Уже Аристотель установил, что риторическая аргументация только  напоминает логическую, но не совпадает с ней полностью, называя поэтому ее квазилогической (как будто логической).

Итак, существуют  пять отличий риторических от логических аргументов:

Первое отличие заключается в том, что для риторики большое значение имеют и сама личность оратора, и слушатели (в отличии от логики), так как цель риторики — изменение мнения аудитории, а не доказательство тезиса. Поэтому в речи оратора допустимы  страсти (этос) и чувства (пафос), что логика  категорически отрицает как вид доказательства.

С точки зрения логического мышления, доказать (аргументами, не зависящими от  чувств, нравов, страстей)  значит убедить. Для риторики же приемлемо убеждение, достигаемое воздействием на чувства слушателей. В качестве примера может служить следующее высказывание. Так, чтобы осудить преступника, в женской аудитории достаточно сказать:  преступник – убийца матери,  а чтобы оправдать его действия  в мужской аудитории достаточно сказать:  преступник – мститель за отца.

Оригинально трактует воздействие оратора на чувства слушателей П.Сергеич в своей книге «Искусство речи на суде»:

«На суде доказать не значит убедить, особенно на суде присяжных. Железная логика сильна для них только, пока им нравится подчиняться ей; всякий присяжный во всяком отдельном случае может сказать: «верю, потому что нелепо».

Взывая к чувствам, оратор применяет аргументы к обещанию, если хочет вызвать нечто желаемое и хорошее. Например необходимость высокой успеваемости можно доказать преимуществами, которые получит студент: перевод в более престижный вуз, обучение в другой стране, высокооплачиваемая работа по окончании института, да или меркантильный интерес, например, дома появится качественная итальянская мебель.

Если же оратор хочет вызвать в слушателях нечто нежелательное, он применяет аргументы к угрозе. Это угрозы наказания, штрафа, увольнения , стихийных бедствий.

Как мы  видим, вторым отличием риторики от логики является обращение к чувствам человека, причём  риторика оперирует не истинными, а лишь вероятностными суждениями, так как в общественной жизни, где действуют и живут оратор и его слушатели, важными являются не точные математические доказательства, но и мнения людей. Причем мнение оратора должно хотя бы частично совпадать с мнением и убеждением аудитории, а все остальное, что не совпадает, оратор доказывает с помощью риторических аргументов, обращаясь более к чувству, нежели к разуму.

Риторические аргументы шире, чем логические, и это есть третье отличие. Так, риторика может ссылаться на частный случай (прецедент – случай, имевший место в прошлом), на него можно сослаться как на пример.

Четвертым отличием является обратный порядок об основания тезиса речи: в логике тезис выводится из посылок, в риторике  слушателям сначала предлагается  главный тезис речи, например: производство пластиковой упаковки основано на принципе экологичности, а затем оратор его доказывает аргументами, уликами, документами.

Наконец, в-пятых,  риторика требует доказывать только те положения, которые имеют общественную значимость.

Как известно, логику интересует только правильность формы мысли, но не интересует её содержание, т.е. для логики совершенно равнозначны следующие умозаключения:

Все реки имеют два берега.

Это  река.

______________

 Следовательно, у нее есть два берега.

*****

Если человек убил другого человека, он не сможет спать спокойно.

Человек спал  спокойно.

______________

Вероятно, он не не убивал.

Очевидно, что первое умозаключение не имеет такой ценности, как второе, т.к. доказанное второе может стать на суде причиной оправдания человека, которого несправедливо обвиняют в совершении преступления.*

* Хазагеров Г.Г. Риторика. Ростов-Дон, 2004, стр. 99-104.

Как видно, аргументация в гуманитарном знании — в психологии, юриспруденции, политике, социологии не столь строга, и прибегает к возможному, используя аналогию и метафору, т.е. основывается на ценностном суждении. Ценности, о которых ведет речь оратор должны быть близки и понятны слушателям, а задача оратора — привести аудиторию к согласию с этими ценностями и, таким образом, воспитать ее в духе этих ценностей.

И в неориторике, как видно, совершенно другое отношение к главным составляющим ораторской речи — оратору, аудитории и целям речи.

Оратор здесь языковая личность, автор текста. Он не только воспитывает аудиторию, но и сам должен быть воспитан, пользоваться личным и общественным авторитетом. Доказывая ценностными аргументами свой основной тезис, оратор возвышает собственную ценность в глазах аудитории. Ценностной аргументацией оратор пользуется, когда говорит об общечеловеческих ценностях, таких как счастье, добро, справедливость, свобода, права человека и т.д.

Аудитория — не собрание враждебных людей, а продукт прогноза оратора, и в зависимости от того, какие свойства человека учитываются в этом прогнозе, аудитория будет развертываться в процессе аргументации различным образом. Для лектора аудитория развертывается в плане познания, для адвоката — в плане сострадания, для судьи — в плане справедливости, для прокурора — в плане возмездия. Такое развертывание возможно, если оратор, возбуждая чувства публики, обращается к ценностям публики и показывает, насколько попрал эти ценности подсудимый.

Аудитория как бы совершает переход от восприятия текста речи к его объяснению, пониманию, и насколько полно это будет осуществлено, настолько приведет к достижению главной цели речи.

Первая цель речи в неориторике — присоединение аудитории к положению оратора, при этом оратор должен пользоваться авторитетом личным и социальным. Присоединение предполагает убедить не силовым давлением, а через консенсус (согласие, единодушие), т.е. принятие большинством тезиса оратора.

Конечной целью публичного выступления должно быть побуждение аудитории к совместным действиям и идентификации (отождествлении) оратора и слушателей, только тогда коммуникация (взаимное действие, сообщение) будет эффективной.

Именно этим и пользуются некоторые современные ораторы, заменяя истину звонким потоком фраз, поэтому риторика лживого общества требует этих лживых, заискивающих перед публикой приемов, для того, чтобы обратить её в «свою веру».

Правда, понятие консенсуса содержит определенную меру лукавства, так как находится в диапазоне «убедить» и «уговорить».

Еще Квинтилиан (I в.) отмечал, что аргументация сама по себе не обладает силой воздействия, силой убеждения. Ведь логичность — это не более, чем согласованность форм последовательного ряда суждений. Для логики, убедить — значит доказать, однако одними аргументами не убедишь.

Продолжение следует….

4 комментария

  1. selena said:

    Не знаю в той ли статье задаю вопрос,в более ранних тоже вроде нет,все же попробую.
    Никак не могу понять,откуда взялось выражение «риторический вопрос»-это вроде как вопрос не требующий ответа.
    Риторика это искусство убеждения,украшения речи.
    Как они соотносятся между собой?

    26.08.2011
    Reply
    • @selena, Хороший вопрос!
      Да, риторика, с одной стороны, это искусство убеждения, но убеждения красивыми способами. Приятно, когда тебя подводят к изменению собственного мнения тем способом, что ты уверен, что ты сам до этого додумался, а не тебе навязали его. И постановка вопроса, который не требует сиюминутного ответа очень хорошо этому способствует. Есть время подумать, все взвесить.

      26.08.2011
      Reply
  2. selena said:

    Спасибо что не оставили вопрос без внимания.Теперь более менее понятно.

    27.08.2011
    Reply

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *