Оноре Мирабо

Приветствую тебя мой, дорогой читатель, на блоге «Жизнь и философия»!

Оноре МирабоОноре Габриель Рикети Мирабо (1749 — 1791) — деятель Великой французской революции.

Происходил из богатой аристократической семьи, но в молодости вел беспорядочный образ жизни, за что  не раз подвергался тюремному заключению из-за своих долгов.

Был даже заочно, в 1776 году,  когда вместе с женой сбежал за границу,  приговорен к смертной казни за оскорбление личности,  но, впоследствии, правда, был помилован.

В 1785 году, возвратясь в Париж, «окунулся» в политическую деятельность страны и, поддержав требования третьего сословия Прованса об упразднении сословных привилегий, в 1789 году  был избран в Генеральные штаты, где сразу же становится одним из влиятельнейших предводителей революции.

Его речи постоянно слышны в Учредительном собрании; он принимает самое активное участие  в разработке Декларации прав человека и Конституции; его газета «Письма к моим избирателям» одна из самых  популярных.

Убежденный сторонник конституционной монархии, он видел в ней гарантию стабильной власти и свободы граждан.

Вместе с тем он пользовался огромной популярностью и в радикальных кругах парижских революционеров. Но, по мере нарастания в революционной деятельности роли роли народных масс, Мирабо возвращается к консервативным взглядам, становясь  при этом лидером уже крупной буржуазии, цель которой — задержать дальнейшее развитие революционного движения.

Проводя завуалированную политику торможения революционного процесса и, стремясь сохранить уменьшавшуюся популярность, Мирабо произносил иногда обличительные речи против королевской власти. Тем не менее, он вступил и на путь поисков тайного соглашения со двором, которое и было заключено в апреле 1790 года, сделавшее его секретным агентом королевского двора в обмен на крупное вознаграждение и обязательство погасить его огромные долги.

Многие из его соратников-демократов, в т.ч. Ж. П. Марат и Робеспьер, не зная ничего достоверного, догадывались об измене Мирабо и резко выступали против него. Однако до внезапной смерти Мирабо его тайная сделка не была раскрыта, и он был предан земле с величайшими почестями.

И, лишь после свержения монархии 10 августа 1792 года, были обнаружены документы, подтверждавшие его измену революции. И его прах поэтому, первоначально помещенный в Пантеон, был перенесён на кладбище для преступников в предместье Сен-Марсо.

Если соединить жизненную, политическую и ораторскую деятельность Мирабо, то можно увидеть кричащее противоречие, о котором хорошо сказал  его современник Ла Марк:

«По характеру своему, я не могу даже сказать – по принципам своим – он был аристократ. Но нрав его и его красноречие толкали его к народной партии».

Мирабо был беспринципен в момент, когда решалась судьба нации, он думал не о судьбах революционной Франции, а о своей личности и о своем гении. Как пишет А. Олар,  мнения Мирабо были основаны на его интересе, или, если угодно на интересах его гения. Ему нужны, это его собственные слова, «великая цель, великая опасность, великие средства, великая слава».

Хорошо, что он сумел подготовить наиболее благоприятные условия для расцвета своего красноречия, но признаем, что его политика не зиждилась ни на каком моральном убеждении. Если его современники питают горячую веру в человечество, считают его добрым, рассудительным, способным к усовершенствованию, любят и жалеют его, то Мирабо думает не о человечестве, а исключительно о себе, он рассчитывает лишь на свой гений и на своё коварство. Он клеветал на свое время и свой народ; глубокий смысл революции ускользал от него.

Чем же вызывал он аплодисменты?

Раньше всего своим патриотизмом, своими национальными словами, которые он умеет произносить с должным чувством, затем  — трогательной манерой, с которой он говорит о себе, опять о себе, всегда о себе.

Сцену постоянно занимает его трагическое и великолепное я. Его речи составляют сплошную апологию (защиту, оправдание), беспрестанно возобновляемую самозащиту; в них видно неизменное и настойчивое старание добиться уважения людей, которого он почти достигает и  которое постоянно ускользает от него.*

* Олар А. Ораторы революции. М.1907.

На следующий день после взятия Бастилии (15 июля 1789 года), Национальное Собрание решило просить в третий раз короля об удалении войск, и Мирабо, обращаясь к депутации, произнес следующую импровизационную речь, в которой в столь высокой степени проявляется его гений и которая была внушена ему непритворным гневом:

«Скажите же королю, что чужеземные орды, которыми нас окружили, удостоились вчера посещения принцев, принцесс, фаворитов, фавориток, ласкавших их, дававших им наставления и подарки; скажите ему, что всю ночь эти чужеземные наёмники, одаренные золотом и напоенные  вином, возвещали в своих нечестивых песнях порабощение Франции, провозглашали уничтожение Национального Собрания; скажите ему, что в самом его дворце царедворцы танцевали под звуки этой варварской музыки, что таков был пролог и к Варфоломеевской ночи. Скажите ему, что Генрих 1У, память которого благословляет вселенная, что тот из предков его, которого он хотел взять себе за образец, пропускал продовольствие в осажденный им самим Париж, между тем, как его лютые советники отправляют обратно обозы с мукою, которые торговля посылает в верноподданный и голодный Париж»

В этот момент сообщают о прибытии короля, и некоторые историки претендуют, что это Мирабо посоветовал не аплодировать и прибавил: «молчание народов – урок королям».

Если он произнес эти слова, являющимися вместе с обращением к депутации, наиболее сильными, какие он себе публично позволял против короля, то всё же нельзя сказать, что он на момент изменил своей роли «защитника трона».*

* Олар А. Ораторы революции. М.1907

Мирабо  был не только выдающийся политический оратор, но и отличный адвокат. В деле о разлучении его с женой (по её иску) Мирабо защищался сам. Увлекательный  и блестящий, исполненный огненного вдохновения и мужественной красоты, он взволновал судей и привел в восторг аудиторию; будучи выведенным из терпения адвокатом жены Порталисом, Мирабо говорил  ещё красноречивее:

«Очень далеки от меня надежда или безумное стремление подогреть сердце приговором трибунала; и я, конечно, добыть себе по приказу суда преданную жену, верную подругу, добрую мать, не достигнуть того, чтобы сладкие излияния дружбы и взаимное доверие питались призраками счастья, взятыми на прокат у любви!..

…Но у меня остаетесь вы, господа судьи, и вы меня выслушаете! Не на личности человека, который держит перед вами речь, остановитесь вы; ни о том, хорошо ли говорит он или дурно, станете размышлять! На его ли стороне правда ,- вот куда единственно будут направлены изыскания ваши!

Есть невидимый оратор в глубине сердец, только ему внемлют судьи и зрители; им же вдохновляется и тот, кто произносит слова, под его знаменем должны, наконец, следовать все, кто прислушивается к темам, затрагивающим интересы общества и морали.

О ты, любившая меня неизменно и никогда не покидавшая моего сердца! Ты, чьё мановение очей возвратило меня! Ах!.. В жалкой роли, которую здесь вынужден играть я, не вини никого, кроме наших общих врагов. Содрогаюсь, видя, что они с тобой делают, и ещё не была ты мне дороже!..

Хочу говорить о тебе, какую знал, вижу и, назло всяким изворотам благоприятелей, будут видеть всегда. Или  лучше, — буду повествовать твоим собственным языком, тебе неустанно присущим, таким, которым говоришь сама всякий раз, если не слушаешь никого, кроме своих совести и сердца…

Не страшись моей победы, — она необходима для твоего же счастья, и без неё никакого торжества мне не надо Она будет делом твоих рук!..

Чары нежности, доказательства твоего правосудия, — вот моё оружие, здесь моё волшебство, вот мои заклинания!..»

Если восприятие данного текста показалось вам сложным, значит вам необходим репетитор, который поможет разобраться во всех тонкостях гуманитарных знаний. Большая база репетиторов собрана на сайте repetit-center.ru.

На этом пока все. До новых встреч на страницах блога http://rithelp.ru!

8 комментариев

  1. Как я обожала литературу в школе.
    Я даже в 11 классе экзамен сдавалаsmile

    21.01.2011
    Reply
    • Я тоже))) Правда, нисколько читать, сколько писать и уж поболее математики и химии)))

      21.01.2011
      Reply
  2. обожаю читать до сих пор.
    только жалко времени для этого нету

    22.01.2011
    Reply
    • @ледиольга, Ну не читать, так хоть писать время есть. Что тоже неплохо))) И что у тебя хорошо получается…

      22.01.2011
      Reply
  3. @ледиольга, Ну так я и говорю, не хватает на времени на все. Либо писать, либо читать. Судя, по тому, как у тебя получается хорошо писать ( да и красиво так оформлять блог), времени на чтение, действительно, мало(((

    22.01.2011
    Reply
  4. Zuljin said:

    А что у него с глазами?

    23.01.2011
    Reply
    • @Zuljin, Не знаю…И боюсь спросить тоже не получится… все-таки три века — не шутка

      23.01.2011
      Reply

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *