Загрузка...

Мой отзыв о книге Евгении Гинзбург «Крутой маршрут»

Загрузка...

Ничего не принимайте близко к сердцу. Немногое на свете долго бывает важным.

вырванные корни
Недавно я делилась своим мнением о прочтенной книге Кристин Ханна "Соловей", которая оставила в душе тяжелой след из-за описываемых в ней событий Второй мировой войны. Но то была художественная литература. И хоть трагедия того времени была всемирной и конкретный сюжет вполне имел место быть, тем не менее это были придуманные герои. Да, грань очень тонкая между вымыслом и правдой, но, повторюсь, то была художественная книга. А до этого я прочитала еще одно серьезное произведение. По своей стилистике оно напоминает также художественный роман, но это по тому, что книгу писал человек, владеющий красивым слогом - кандидат исторических наук, советская журналистка и писательница Евгения Гинзбург. И все события в книге - реальный факт в ее жизни протяженностью порядка 20 лет. И факт такой, что волосы встают на голове дыбом, когда читаешь, что ей пришлось пережить. Да и не ей одной - таких судеб были миллионы. Но не каждый смог выжить, а если и выжил, то сохранить остатки здравого смысла и не побояться об этом рассказать вслух.

Речь идет о хронике времен культа личности - "Крутой маршрут"

Да, я допускаю, что в книге использована в какой-то степени и гипербола. Правда, она такая - у каждого своя. И то, что хочется подчеркнуть обычно приукрашивается, особенно в устах женщины. Но не мне судить и уж тем более осуждать. Тем более, что практически все глобальные пункты легко проверить, если задаться целью, т.к. все имена в книге реальные.

О книге "Крутой маршрут"

Официальная аннотация к книге звучит так:
аннотация к книге

И что удивительно, ты, например, спустя уже 10 лет не помнишь имена всех своих одноклассников. А тут, балансируя на краю жизни, часто находясь уже в предсмертном состоянии от побоев, отморожений, усталости, голода и издевательств, автор помнит практически каждого человека, встречавшегося ей на пути. Это, конечно, своего рода феномен. Она еще в застенках одиночной камеры и на этапах декламировала вслух "Евгения Онегина" Пушкина, "Горе от ума" Грибоедова и т.п. произведения. И в большей степени именно эта способность, казалось бы, в любых других условиях абсолютно бесполезной для практической жизни и помогла ей выжить и не сойти с ума.

Сейчас даже представить трудно, что существовала такая жизнь - когда, ты вроде и не совершил никакого преступления (ни уголовного, ни административного), а просто не донес в компетентные органы о каких-либо подозрениях: "Не проявила бдительность, а значит поспособствовала..." и все, твой дом - Колыма! Причем даже в таких условиях, люди радовались тому, что тебе "дали" не 25 лет, ни расстрел, а ... всего-то 10 лет с конфискацией имущества и отлучением от семьи...

Хотя что значит "существовала". Если тебя это не касается, это не значит, что этого нет. Ни тогда, ни сейчас. И тогда люди не верили, что возможен такой исход их мыслей, действий и поступков, также и сейчас не верится, что пресекается инакомыслие. А оно пресекается - методом блокировок, банов в средствах массовой информации и даже тюремных заключений.

С другой стороны, у каждой власти свои методы борьбы с ее врагами. И кто из них прав, кто виноват, даже сейчас трудно дать однозначный ответ. Тем более, что история не терпит сослагательного наклонения. "Что было бы, если бы"... Что было, то было. И именно так создавалась наша действительность, которую мы должны принять без оценок прошлого, но с извлечением уроков из нее. Мы же пока идем по пути наставленных граблей...

"... К десяти годам тюремного заключения со строгой изоляцией и с поражением в правах на пять лет...
Все вокруг меня становится светлым и теплым. Десять лет! Это значит - жить!"

- таков был приговор и мысли Евгении Гинзбург. Но как она их прожила и чего они ей стоили, об этом и идет повествование в книге "Крутой маршрут".

Прочитав ее книгу, я стала интересоваться и ее биографией. И оказывается, ее сын - Василий Аксенов также написал книгу "Ожог", где он рассказывает о своих годах, проведенных с матерью на Калыме. Об этом упоминается и в книге, но со слов и чувств его матери. Интересно почитать и его воспоминания, тем более, что он попал туда уже зрелым юношей.
Но это уже будет тема отдельного разговора.

На этом пока все. До новых встреч на страницах блога http://rithelp.ru/!

  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1

(1 голос, в среднем: 5 из 5)
Оставьте комментарий к этой записи ↓

* Обязательные для заполнения поля
Случайная цитата

Не огорчаюсь, если люди меня не понимают, — Огорчаюсь, если я не понимаю людей…

— Конфуций